Художественная гимнастика. Венера Зарипова: «Олимпиада дала возможность Линой Ашрам громко заявить о себе»

Интервью с первой знаменитой ученицей Ирины Винер о карьере и развитии художественной гимнастики в Израиле

Автор: Дмитрий Зимин
Фото © Курбанбаев Фархад/Фотохроника ТАСС

Пятикратная чемпионка СССР по художественной гимнастики Венера Зарипова-Леви уже много лет живет и тренирует в Израиле. Именно она создавала ту школу и внедряла методики, благодаря которым впоследствии выросла олимпийская чемпионка-2020 Линой Ашрам и немало других признанных спортсменок. В интервью Olympics Венера Зинуровна рассказала о своей карьере, негласном статусе чемпионки мира, переезде в Израиль и таланте чемпионки Токио-2020.

Olympics: Ваша карьера гимнастки началась в небольшом узбекском городе, однако вопреки многим прогнозам вы пробились на самый верх гимнастики. Несколько раз становились чемпионкой СССР, попали в сборную. Если сейчас смотреть в прошлое, какие основные факторы позволили этого добиться?

ВЗ: Сила воли, характер, харизма, креатив, внутренняя установка никогда не сдаваться, способность ставить цели и достигать их. Вечное желание доказывать, творить и побеждать!

Olympics: Действительно ли было много преград, которые этому мешали?

ВЗ: Слишком. Слишком много. Наверное, ни одна гимнастка в мире не прошла через то, что выпало мне. Я имею ввиду ту школу, и в хорошем, и в плохом смысле. Этого не было ни у одной из тренирующихся сейчас гимнасток. Никому не желаю пережить боль, страхи и унижения, через которые прошла я.

Но это было тогда, сейчас это уже неактуально. Глядя на свое прошлое, мне иногда самой кажется, что это не моя жизнь, а что-то из мира фантастики, что это не я. Откуда столько сил у маленькой, худой девочки с косичками?

Olympics: Вас считают первой известной ученицей Ирины Винер. Можете вспомнить начало работы с ней?

ВЗ: У Ольги Тулубаевой, своего первого наставника, я начала тренироваться в Учкудуке (город в Узбекистане – прим. Olympics). Когда пришла в секцию художественной гимнастики, то перестала заниматься музыкой, к большому сожалению преподавателей. Они видели у меня талант. Музыкальность, пластика, энергия – все это было у меня с самого рождения.

У Ольги Васильевны я все схватывала налету. Мне не нужно было много раз повторять одно и тоже, поэтому все любили со мной работать. Я пахала как «папа Карло», ни секунды не стояла, работала как заведенная. Утренние тренировки были с 6 до 8 утра. В 5 утра я просыпалась и шла вместе со своей подругой Олей на тренировку. Нас не смущал ни снег, ни метели, ни песчаные бури. После утренней тренировки мы шли в школу, учились, затем бежали на вечернюю тренировку до 7-8 вечера. Я не могу передать словами то усердие и трудолюбие, с которым я работала на тренировках. Но в 1978 году мой тренер сказала, что уходит в декрет и ее не будет три года. Естественно, за эти три года я бы просто пропала как гимнастка.

12 апреля 1978 года произошла наша судьбоносная встреча с Ириной Александровной Винер (президент Всероссийской федерации художественной гимнастики, главный тренер национальной сборной – прим. Olympics). Я ждала ее около часа рядом с театром Навои в раздумьях: придет или не придет. Вижу, останавливается такси, из которого выходит красавица в белом платье. Это платье сейчас лежит у меня дома в идеальном состоянии, хотя ему уже 43 года. Не знаю, почему Ирина Александровна подарила его мне. Видимо в дальнейшем это платье-халат будет стоить очень больших денег (улыбается).

Венеру Зарипову считают первой известной ученицей Ирины Винер
Фото © Курбанбаев Фархад/Фотохроника ТАСС

Olympics: Под руководством Ирины Винер вы несколько раз становились чемпионкой СССР, но c международными стартами не сложилось. Насколько было обидно в те годы, и как смотрите на это сейчас?

ВЗ: В те годы я была, как говорится, на три головы выше, чем другие гимнастки. Мне предлагали машины, квартиры в Москве, а я упорно стояла на своем: «Или с Винер – или ни с кем». Она была всему непосредственным свидетелем.

После тяжелого перелома позвоночника все твердили, что счастьем будет, если я начну вообще ходить. А я выиграла Спартакиаду народов СССР! Все думали, что в определенный момент Зарипова сломается, и на этом карьера Винер закончится. Но я не сдавалась, ни при каких условиях и не предавала Ирину Александровну.

Если вы обратитесь ко всем экспертам гимнастики тех лет, то все меня очень хорошо помнят как яркую спортсменку. Моя преданность стала притчей – никто не мог понять, как и почему я не ухожу от этого тренера.

А вы вообще знаете почему меня называют чемпионкой мира?

Olympics: Вас называют чемпионкой мира-1981, хотя на чемпионат мира тогда поехала Ирина Дерюгина.

ВЗ: Да. Мы готовились к чемпионату мира в Мюнхене. Ире к тому моменту уже прооперировали колено, она практически не прыгала из-за последствий травмы. Но вместо меня заявили Дерюгину, а меня поставили выступать на судейском семинаре, в котором принимали участие 84 судьи! Они должны были отсудить на судейском семинаре по одной лучшей гимнастке из каждой страны. Если судья, как у нас говорится «заваливал» семинар, то дорога на чемпионат мира была закрыта.

Все ждали моего появления на чемпионате мира, а увидели на судейском семинаре. Выполняя упражнение с булавами, я во время броска допускаю ошибку. Бросаю одну из булав слишком далеко. Чтобы спасти положение, я натурально перепрыгиваю через судей, которые сидят за столами. Они шарахаются в стороны, кто-то даже падает на пол. А я хватаю булаву в прыжке с невозмутимым видом, возвращаюсь на площадку и заканчиваю упражнение. В этот момент у всех вокруг «челюсти отвисли». Я видела, как они с открытыми ртами сидели и недоумевали от моей наглости и были в шоке от моего прыжка! В балете этот элемент называют баллон, и я его исполняла. И в итоге, Ирина Дерюгина на чемпионате мира стала восьмой, а на первый план вышла плеяда болгарских гимнасток.

После турнира все в один голос задавали один и тот же вопрос: «Как можно было не выставить Зарипову в основном составе сборной СССР на этом чемпионате мира ? Она же настоящий зверь. Это же самая настоящая чемпионка мира!». Вот так за мной и закрепилось это неофициальное звание лучшей.

Olympics: В 1984 году гимнастика впервые появилась на Олимпиаде. Было ли желание выступить на турнире такого уровня?

ВЗ: Конечно. Но к тому моменту я уже была вся искалечена: были сломаны-переломаны фаланги пальцев. На чемпионате Европы в 1982 году во время выполнения одного из элементов у меня вылетел плечевой сустав, который не могли вставить долгое время. В больнице сказали, что нужна срочная операция. Я до последнего сопротивлялась в надежде выступить, но, к сожалению, из-за травмы осталась запасной.

В 1984 году мы не поехали на Олимпийские игры в Лос-Анджелес. Когда я впервые узнала об этом, то ощутила дикое опустошение, были истерики. В качестве утешительного приза мне предложили поехать в Италию со сборной СССР на показательные выступления. Была возможность участвовать в турнире «Дружба-84» в Болгарии. Я выбрала Италию.

Венера Зарипова – одна из самых ярких гимнасток своего времени
Фото © Багдасарян Герберт, Ун Да-Син Вячеслав/Фотохроника ТАСС

Olympics: По завершении карьеры вы переехали в Израиль. Именно вы стояли у истоков изменений системы подготовки спортсменов?

ВЗ: В Израиле я увидела, что сборная тренируется 5 раз в неделю по 3 часа. Я стала тренировать, это давалось нелегко, сложно было преодолеть языковой барьер. Учила хореографии, предметной подготовке, разминке, использовать прыжки. Поэтому первой фразой, которую я выучила, была: «Повторяйте за мной».

Вообще, у меня были другие профессиональные планы после завершения карьеры, но они не оправдались. И когда я звонила Ирине Александровне и плакалась ей в трубку, она говорила: «Возвращаться тебе некуда. Если увижу тебя на этой стороне улицы, я перейду на другую. Уехала в Израиль – вот и поднимай там художественную гимнастику».

Olympics: Насколько сильно в 21 веке израильская школа выросла? Можно ли сейчас сказать, что Израиль быстрыми темпами движется в сторону российской гимнастики?

ВЗ: Школа очень выросла. Специалисты, выходцы из бывшего Советского Союза, работают во всех странах мира. Поэтому та база, которая была заложена в СССР, сохранилась, только профессионалы разбрелись по разным государствам. У российских гимнасток очень хорошие данные. Зарипова в свое время считалась первой самой гибкой, безумно растянутой от природы, школьной, балетной, классической, выразительной, эмоциональной и при всех этих качествах прыгучей гимнасткой. Сейчас же много российских девчонок просто изначально созданы для художественной гимнастики.

Olympics: Вы тренировали наставника Линой Ашрам. Победа Линой не стала для вас удивлением?

ВЗ: С одной стороны я удивилась, а с другой стороны – нет. Вот этот пандемийный год позволил гимнасткам лучше понять правила. И Линой поработала в этом плане лучше других. Работа с предметом сейчас – это не то, что было раньше. Помню, как мы выступали с деревянными булавами, железным обручем, с тяжелым мячом. У меня постоянно были шишки на бедрах, от перекатов в обруч оставались жуткие порезы и нарывы. Но я никогда не убирала из программы эти элементы, потому что они единственные в своем роде. Почему-то вертушка Шугуровой сохранилась, а вот уникальный перекат-прокат в обруч Зариповой так и остался безымянным, хотя тогда и сейчас никто не мог и не может его повторить. Нет той базы предмета из-за ускорения технической работы.

Olympics: Как в Израиле отреагировали на победу Линой?

ВЗ: Для многих это был шок. Все привыкли, что Линой выигрывала лишь отдельные виды многоборья. Но после победы Ашрам стала известна по всей стране. Она ориентир для израильских спортсменок. У Линой фигура спортивной гимнастки, но несмотря на это она выполняет сложнейшие элементы. Олимпиада дала возможность ей громко заявить о себе.

Венера Зарипова с гимнастками сборной России
Фото © Личный архив Венеры Зариповой-Леви

Olympics: Вы знаете Линой, расскажите о ней.

ВЗ: Линой начинала тренироваться у Елены Копыленко, тренера из Узбекистана. В свое время для нее я была примером для подражания. Последний год Линой тренируется у Аелет Зусман, но всю базу в нее заложила именно Лена. Ашрам – пахарь. Пять лет назад Линой впервые выступала на международном Гран-при. Я сказала о ней Ирине Александровне. Видимо, это зацепило ее, и во время брифинга она сказала: «Ну, где твоя Линой? Где твоя Лена Копыленко? Зови их скорее на брифинг». И я полетела разыскивать их по всему комплексу.

Линой общительная, русский выучила благодаря Лене, потому что все ошибки в художественной гимнастике проговариваются на русском языке. В ней нет зазнайства.

Olympics: После такого успеха, как думаете, насколько трудно будет Ашрам продолжить карьеру? Не исключаете, что она может завершить?

ВЗ: Сложно сказать. Для нее же это тоже был шок. Многие думают, что на пике смогут завершить карьеру. Гимнастки, которые большую часть жизни проводят на тренировках, не совсем готовы к обычной жизни. Мне кажется, что она отдохнет какое-то время, погуляет, поест, потанцует, поездит куда-нибудь, но после – все равно вернется.

Olympics: А чем вы занимаетесь сейчас?

ВЗ: Я – организатор и инициатор проведения первых международных онлайн-соревнований Venera Cup, которые проходят с большим успехом во всем мире. Также провожу международные мастер-классы, судейские семинары, и все тоже в виртуальном режиме. А недавно открыла онлайн-школу для детей с трехлетнего возраста. Ведь все лучшее – детям.

СЛЕДИ ЗА ОЛИМПИАДОЙ. БУДЬ В КУРСЕ ВСЕГО.

Бесплатные прямые трансляции спортивных соревнований. Неограниченный доступ к эпизодам. Уникальные новости и события Олимпиады