Дмитрий Алиев: «Когда душа нараспашку, контроля ноль»

Чемпион Европы и России-2020 в мужском одиночном катании о том, как пережить отмену чемпионата мира, травму, коронавирус и неучастие в чемпионате страны

Автор: Татьян Фладе
Фото © Raniero Corbelletti/AFLO

В нынешнем сезоне действующий чемпион континента прошел через череду неприятных, вернее болезненных моментов. В период с лета уместились травма, коронавирус, отказ от участия в чемпионате страны. Сейчас Дмитрий Алиев готовится к командному турниру, который пройдет в Москве 5-7 февраля, и рассказывает о периоде контрастов.

ОС: Этот сезон у тебя, скажем прямо, тяжелый. Сначала травма тазобедренного сустава, потом болезнь.

Дмитрий Алиев: Сезон действительно тяжелый, я бы даже сказал, что это сезон контрастов. Набрал форму после травмы, все было хорошо. Выступил в Сочи на этапе Кубка России в октябре и понимал, что у меня потом этап Гран-При, а потом чемпионат России. И вот такой сбой перед чемпионатом страны в виде ковида. Я очень из-за этого переживал. После травмы, которую я получил летом, съездил в Германию, сделал там уколы. И была вера и надежда в то, что восстановлюсь. А когда второй раз тебя сбивает, когда ты в гору идешь, и тебя лавиной сбрасывает вниз, это принять сложно. Все это было непредсказуемо. Но потом я все же попытался взять себя в руки. Мы выждали паузу, я посидел во время болезни дома, и мы поехали на сборы к чемпионату России. За четыре дня до старта, когда стало понять, что не удалось прийти в соревновательную готовность, приняли решение сняться. Я не хотел ехать на старт и смотреть, как все может сложиться. Знал, что хочу бороться за высшие места и для этого должен быть в хорошей форме. Первый раз в жизни у меня было такое, что я снялся с турнира, потому что не был готов из-за болезни. Но после праздников отдохнул дома в Ухте и стало легче. Отдыхал активно – бегал на лыжах, занимался хоккеем, всем подряд. Хотел немного переключиться на родине. И это удалось, получил мощный заряд энергии. Сейчас стараюсь придерживаться рабочего режима.

ОС: Ты заболел сразу после этапа Гран-При?

ДА: Да, ощутил болезнь через дней пять. Много было разговоров, что кто-то заразился на банкете после Гран-При, но меня там не было. Я уехал раньше. Возможно, заразился в Сапсане. Это вещь непредсказуемая.

ОС: Всю болезнь ты провел дома?

ДА: Да. В больницу ездил только на обследование легких (КТ). В первую неделю показалось, что есть поражение легких. На вторую неделю снимок показал еще большее поражение легких. А потом уже отпустило, состояние держалось на одном уровне. Стал чувствовать вкус, и уже был бодрый. А когда только заболел, вообще не мог пошевелиться. Сковало часть спины, таза, ломало кости. Спать не мог, просыпался от боли, клал плед на пол и ложился туда – на полу было легче. Не знаю, повлиял ли коронавирус на боли в спине или нет. Не чувствовал ни вкусов, ни запахов, потом резко появился вкус, телу стало полегче. В общем, это тяжелая болезнь. Хотя я переболел не в тяжелой форме, а наверно в средней.

В Сочи, когда приехал на сбор и вышел на лед, почувствовал, что голова кружится, состояние вялое, очень сильно вспотел, хотя сделал только два круга. Когда откатал макет программы без прыжков, но программу целиком, понял, что не могу ни на чем сфокусироваться. Когда вращаюсь и делаю элементы, нет ни фокуса, ни мобилизации. Нужно контролировать, куда ты едешь, а у меня получалось так, что я не понимал, где нахожусь. Хотя прыжки – четверные лутц и тулуп – я сделал в первый же день. Евгений Владимирович (Рукавицын – тренер – прим. ОС) рассчитывал, что мы будем выступать на чемпионате России, думал, что поработаем и все будет хорошо. А когда я делал элемент за элементом, то ко второму уже подъезжал еле-еле. И до сих пор, по сей день, бывает такое ощущение. Но я чувствую, что форма будет нарастать, и оно уйдет. Когда в январе пробовали катать программы связками и кусками, то было уже не так, как после болезни. Состояние стало лучше.

ОС: Ты сказал, что после того, как вы приняли решение не выступать на чемпионате России, у тебя был перерыв, и ты уехал домой. Т.е. тренировки начались после Нового года?

ДА: Мы приняли решение о том, что я не выступлю в Челябинске, в Сочи. Но сбор продолжался еще три дня. Я все это время продолжал кататься. Зачем отдыхать? Спокойно приехал в Питер, а потом в Ухту. Там я просто катался, приходил к своим знакомым тренерам, с которыми я раньше катался, к маленьким детишкам и там скользил и прыгал. Просто для того, чтобы поддерживать форму. Помимо этого играл в хоккей. В общем, занятий спортом было много, и отдых был вовсе не пассивный.

Дмитрий Алиев: "Чувствую, что форма будет нарастать. Когда в январе пробовали катать программы связками и кусками, то было уже не так, как после болезни. Состояние стало лучше".  Фото: Т.Фладе.

ОС: Чемпионат России смотрел?

ДА: Да, смотрел своих ребят. Тех, кто мне был интересен. Смотрел всю первую тройку мальчиков, девочек. Но это было тяжело психологически: я сидел и кусал локти. Хотелось тоже быть там и кататься. Я болел за наших ребят, поддерживал Евгения Владимировича. Пытался максимально быть с ними рядом.

ОС: Конечно, обидно, что ты не смог выступить в Челябинске, но сейчас грядут новые турниры: Кубок Первого Канала, Финал Кубка России, состоится и чемпионат мира. Какие у тебя сейчас планы? Как идет подготовка?

ДА: Сначала набирал форму, в которой можно проводить работу. Теперь набираю форму для того, чтобы выступить. Считаю, что мы должны успеть хорошо подготовится к турниру. Цель на ближайший, командный турнир, это попробовать вернуть себя на лед, того сильного Димку, который может бороться и показывать хорошее катание.

ОС: Прошлый сезон для тебя складывался хорошо, ты стал чемпионом Европы. И как раз когда ты был на подъеме, отменили чемпионат мира. Как ты живешь в данной ситуации пандемии?

ДА: Сейчас уже все стало привычным. Когда только все началось, то было тяжело. Тренировались дома. Но я очень рад, что в этой ситуации находят возможность, чтобы спортсмены выступали и не отсиживались дома. Спасибо нашей федерации за то, что спортсмены соревнуются, несмотря на то, что ограничивают количество зрителей. Как я отношусь к пандемии? Это природа, нужно это пережить. Хорошо, что получается проводить турниры, пусть и с ограничениями, но спортивная жизнь есть, спорт живет.

Дмитрий Алиев: "Я смотрел чемпионат России. Но это было тяжело психологически: я сидел и кусал локти. Хотелось тоже быть там и кататься". Фото: Т.Фладе.

ОС: Как пандемия повлияла лично на тебя? Изменился ли твой взгляд на мир?

ДА: Как спортсмен я нахожусь в состоянии неизвестности. Не люблю, когда говорят, что турнир будет, а потом говорят, что нет. У меня в начале было так: мне говорят, что турнира не будет, и я расслабляюсь, потом говорят, что будет, и я встал, побежал. Внутренне это вызывает какой-то психологический, эмоциональный спад. Когда весной был серьезный карантин, тоже было многое обдумано. Конечно, как для спортсмена, отмена чемпионата мира стала для меня сложным моментом. Я был на пике и мне оставался один старт, хотелось отдать всего себя, погрузить всего себя в этот турнир. Я уехал в США на сбор перед чемпионатом прямо заряженным, и тут объявили, что его не будет. Я помню, что тогда я чуть не прослезился. Спортивная жизнь и так очень короткая, и все, что хочешь, не успеешь в нее уместить: где-то травма, где-то болезнь. А тут ты знаешь, что ты на пике формы, и отмена воспринимается как траур. Во всем остальном же просто стараюсь следить за здоровьем. Хотя все же переболел.

ОС: Дима, знаю, что ты пишешь стихи и песни. Что-то написал за последнее время?

ДА: Очень давно не писал, с лета. Правда, сейчас появилась идея написать рассказ с выдуманным сюжетом. Я – такой фантазер. Года четыре года назад на сборах в Елгаве я понял, что когда погружаюсь в себя и сосредоточен на себе, на спорте или еще чем-то и не готов выплескивать свои мысли кому-то из людей, то все время что-то пишу. И сейчас хочу подумать о чем-то на двадцать страниц или на тридцать. Что-то написать. Может быть, истории о себе, может быть, что-то выдуманное, может, даже персонажей придумать.

ОС: Давай поговорим о невыдуманном, о твоих программах. В короткой программе вы поменяли музыку – вернулись к вальсу из балета «Маскарад» Арама Хачатуряна, под который ты катался в сезоне 2017-2018. Почему?

ДА: Мы понимали, что этот сезон нестандартный. И когда я получил в Кисловодске травму, как раз было время постановки программ. А я не мог выходить на лед. Сустав болел, я не мог ставить ногу, а надо было ставить программы. Мы были настроены ставить новую короткую. Из-за травмы я ходил на процедуры и занимался поиском музыки. И тут, кажется, Ольга Германовна (Глинка – тренер, хореограф Дмитрия Алиева – прим. ОС) спросила, не думаю ли я вернуть «Маскарад». Я уже думал об этом, но боялся эту идею озвучить.

ОС: Почему боялся?

ДА: Не знал, как это воспримут. Но потом все же сказал. Мы решили поменять костюм, кое-что добавить в программу. Когда я катал «Маскарад», то был еще 18-летнем юнцом. Сейчас же в этой классической программе мне хочется показать статность, остроту, что-то такое мужское.

"Сейчас хочу подумать о чем-то на двадцать страниц или на тридцать. Что-то написать. Может быть, истории о себе, может быть, что-то выдуманное, может, даже персонажей придумать". Фото: Т.Фладе.

ОС: Для произвольной программы сначала была выбрана песня «S.O.S. d’un terrien en détresse», потом вы поменяли ее на «L‘Immensita». Услышав о первом варианте музыки, я подумала о том, что тебе возможно будет тяжело кататься под такую музыку, потому что ты катаешься эмоционально, и музыка эта тоже очень эмоциональная, своего рода роковая. Под нее исполнял свою последнюю программу погибший Денис Тен.

ДА: Да, так и произошло. Мы начали ставить программу, и музыка стала захватывать, но в тоже время был какой-то ступор. Некоторые люди умеют так кататься. Но я, когда у меня душа нараспашку, то у меня ноль контроля. Мне нужно прыгать, я должен быть собранным, но я понимаю, что это та же самая история, что и в сезоне 2017-2018, когда у меня была короткая программа, под музыку из которой катал Денис Тен. Там тоже такая сильная музыка, лирическая, грустная. И вот почему-то не получаются у меня эти программы. Они, действительно, тяжелые душой. Мы поняли, что срочно надо что-то делать. Искать в этой программе что-то новое, пытаться менять шаги и т.д., хотя все было красиво поставлено. Для меня все это делать было в удовольствие, но был какой-то ступор и все. И мы пришли к решению, что поменяем программу. Иногда когда эту музыку включают на льду, глаза Ольги Германовны наполняются слезами. Музыка сильная, и в ней ты пытаешься раствориться. Я тоже чувствительный человек, я катаюсь, и у меня мурашки по коже, но для катания этого не нужно.

ОС: Твоя нынешняя музыка тоже сильная в эмоциональном плане, но в меньше степени.

ДА: Да, менее цепляет, но меня она зацепила тем, что в ней есть сила и нет упадка. По эмоциям эта музыка похожа на музыку прошлогодней программы. Стили разные, но они похожи.

ОС: Возможно, ты поставишь показательный под «S.O.S.»?

ДА: Если буду в них участвовать, то рассмотрю как вариант.