Максим Храмцов: Выступил бы на Играх с двумя сломанными руками

Триумфатор  Игр в Токио о встрече дома, переломе руки

Автор: Дмитрий Зимин
Фото © GETTY IMAGES

Олимпийский чемпион-2020 по тхэквондо Максим Храмцов в интервью Olympics рассказал об эмоциях после возвращения в Россию, секрете победы со сломанной рукой и планах на будущее.

Olympics: Я видел видео вашей встречи после прилета из Токио. Выглядело очень красиво. Такое мероприятие в Нижневартовске стало сюрпризом?

Максим Храмцов: До этого так меня никогда не встречали. Хотя выигрывал и чемпионат мира, и чемпионат Европы. Так что, конечно, очень удивился размаху. Понимал и знал, что будут встречать. Все-таки это Олимпийские игры, но недооценил масштаб. Было очень приятно.

Olympics: Удивились появлению такого числа болельщиков?

МХ: Конечно. Пришло много людей, которых я вообще не знал. Очень приятные ощущения. Все поздравляли, говорили приятные слова. Теперь даже узнают на улицах. Когда вижу у людей искренность и реальный интерес – это дорогого стоит. Конечно приятно, что их земляк стал олимпийским чемпионом.

Olympics: То есть сейчас вы – один из городских героев.

МХ: Можно и так сказать (улыбается). Но у нас есть и еще один олимпийский чемпион – Альберт Батыргазиев, который завоевал золото в боксе. Мы впервые в истории Нижневартовска взяли первые места на Играх.

Olympics: Чем вы занимаетесь с момента возвращения в город?

МХ: Как приехал – постоянные мероприятия, интервью. Даже слетал в Москву на чествование олимпийцев. 13 августа состоялась встреча с губернатором в Ханты-Мансийске. Потом встреча с министром обороны Сергеем Шойгу. Потом 16 августа (разговор состоялся ранее – прим. Olympics) у меня операция на связках руки. После буду заниматься восстановлением. Полтора месяца реабилитация, дальше начну тренироваться. У нас же в основном задействованы ноги, так что скоро начну работу.

Olympics: Расскажите о праздновании в Москве.

МХ: Празднование шло два дня. Я попал на первый: было немного людей. Во второй приехал полный состав олимпийцев, тогда масштаб оказался иным. В общем, очень приятно.

Olympics: Было какое-то наиболее приятное и неожиданное поздравление или подарок, который вам вручили после золота?

МХ: Подарков пока не было. Но приятно, что поздравили президент России, министр обороны, губернатор. В сентябре, возможно, встретимся с Владимиром Владимировичем Путиным.

Olympics: Уже осознали, что вы олимпийский чемпион? Накладывает этот статус на вас какую-то дополнительную ответственность?

МХ: Честно говоря, просто к этому отношусь. Победить – моя цель. Это мечта любого спортсмена, но нельзя на этом останавливаться. Через три года следующие Олимпийские игры. Все придется начинать заново – набирать рейтинг, попадать в состав и снова побеждать.

Olympics: Давайте перенесемся на некоторое время назад. В апреле вы сломали руку, а за пару недель до первого боя на Олимпиаде вновь почувствовали дискомфорт. Хотя бы раз возникла мысль, чтобы поберечь себя и, возможно, пропустить Игры?

МХ: Нет. Даже если бы у меня оказались сломаны две руки, я поехал и выступил бы. Это цель всей моей жизни в спорте. Так что ни в коем случае.

Olympics: Насколько это проблема осложняла финальный этап подготовки?

МХ: Очень осложняла. На крайние ОФП-сборы в Сочи я приехал с гипсом. Тогда меньше работали над техникой и тактикой, в основном бегали, качались. Так что бегать получалось, а вот качаться не всегда. Ближе к отъезду на Олимпийские игры у нас проходили спарринги, и я решил ударить рукой. До этого уже бил ей, но в этот раз она резко заболела. Понял, что происходит что-то неприятное. Уже потом узнал, что у меня разрыв связок. И любой сильный удар приведет к перелому, потому что кости ничего не держит. И на Олимпийских играх первый удар – перелом.

Olympics: Получается, не восстановились полностью после перелома руки?

МХ: Именно. Мне нужно было носить гипс 3,5 недели. Я в лучшем случае носил 2. И сразу начал тренироваться почти в полную силу.

Olympics: Сильную боль вы испытали в первом бою, который в итоге все равно выиграли. Проблема сидела в голове?

МХ: Да. Помню во втором поединке вообще не бил рукой, как и в третьем. А вот в финальном, когда вел, а соперник сократил отставание, попав мне в голову, включил руку и снова увеличил отрыв. Боль чувствовал, понимал, что не стоит использовать руку. Хотя очень часто бью ею.

Olympics: Удавалось ли как-то оперативно смягчить боль? Мази, уколы?

МХ: К сожалению, доктор на Играх не присутствовал. Использовал холодильник со льдом. А перед боем замораживали руку из баллончика.

Olympics: Приходилось менять тактику из-за травмы?

МХ: Нет. Ни разу не было, чтобы тренер что-то говорил или поправлял меня. Все проходило идеально. Так что по сути даже не заставил тренера нервничать.

Olympics: В итоге до финала за три боя вы отдали всего 7 очков всем соперникам. Вас лично удивило, что насколько велика оказалась разница в подготовке?

МХ: Я не раз слышал, что важно подойти к Играм в хорошем психологическом состоянии. И, полагаю, у меня получилось это сделать. Первый соперник из Буркина-Фасо Файсал Савадого вообще оказался слабеньким. Ему дали wild card, и он очутился на 16-м месте в рейтинге. Он мне отбил все ноги, пах, действовал немного коряво. Второй соперник – хорват Тони Канаэт. Мы с ним часто встречались, и он постоянно ломался при встречах со мной психологически. В полуфинале – египтянин Сейф Эйсса. С ним мы за полтора месяца до Игр проводили сборы в Сочи. Там спарринговались. А в финале – иорданец Салех Эльшарабати. Мы тоже часто вместе тренировались, поэтому я хорошо его знал.

Olympics: То есть победили своих знакомых.

МХ: Получается, да. Я знал всех 15 участников. И ранее мы с каждым уже встречались

Olympics: Возможно ваш главный соперник Милад Харчегани вылетел во втором бою. Это облегчило итоговую задачу?

МХ: Да. Был уверен, что встречусь с ним в финале. Но он проиграл узбеку Никите Рафаловичу. Думал, что уж теперь точно встречусь с ним. Но Рафалович слетел в полуфинале. Так что на Олимпийских играх все очень непредсказуемо.

Olympics: Перед финалом вы нервничали? Или голова была холодной?

МХ: Я считаюсь достаточно опытным спортсменом. Побеждал на чемпионате мира, Европы. И проигрывал на мире… Так что понимаю себя и знаю, как бороться с эмоциями. На Олимпийских играх получилось это сделать.

Olympics: В какой момент финального боя поняли, что золото от вас не уйдет?

МХ: Примерно за 15 секунд до конца, когда разрыв уже дорос до приличного, даже улыбнулся. Понял, что золото у меня в кармане.

Olympics: Первая мысль, которая пришла к вам после победы?

МХ: Я много раз представлял, как это будет. В итоге это произошло. И понял, что важная для меня история закончилась. Добился своей цели. Все прошло спокойно.

Olympics: Вы еще написали пост, что победу посвящаете маме, которая не так давно ушла из жизни. Это было вашим обещанием ей, что обязательно поедите на Игры и выиграете золото?

МХ: Не сколько обещанием, сколько нашей совместной целью. Мама все делала, чтобы я попал на эти Олимпийские игры.

Olympics: Она сыграла большую роль в вашем становлении как спортсмена и как человека?

МХ: Конечно. Родители всегда меня поддерживали. Я мог пойти на любой вид спорта, и они никогда не говорили что-то против. В 4-м классе занимался волейболом и каратэ. Меня даже брали в сборную города по волейболу, но я выбрал каратэ.

Olympics: Это были ваши первые Олимпийские игры, поэтому не могу не спросить про атмосферу в олимпийской деревне. Было ли вам комфортно с организационной точки зрения?

МХ: Да, мне все очень понравилось. Организация на высшем уровне. Крутая атмосфера, все масштабно. У меня уже после Игр наши волонтеры попросили оценить работу их коллег в Токио. Ответил, что даже не заметил их. Оказалось, это наоборот здорово. Значит, все прошло на высоком уровне.

Olympics: Как проводили свободное время?

МХ: В номере. Не люблю перед соревнованиями разгуливать. Хотя мог вечером немного пройтись по деревне. А перед соревнованиями нравится концентрироваться. Могу посмотреть фильмы, сериалы. В Токио смотрел сериал «Чикатило».

Olympics: Удалось ли посмотреть сам город?

МХ: Нет. Меня раз вывезли в студию «Матч ТВ». Но ничего особенного не увидел.

Olympics: Планируете ли вы выступать еще в этом году или с учетом того, что предстоит операция, сезон завершен?

МХ: Мне важно выступить в этом году, ведь сезон идет до декабря. До Олимпийских игр у меня было 490 рейтинговых очков, это первое место. После Игр думал, что у меня будет около 700. Но в итоге рейтинг обнулился, и теперь у меня только 460 баллов. Хотя у второго места вообще 217. Нормальный запас. Но надо готовиться к возвращению. Хотя если скажут, что не смогу выступать по медицинским показателям – придется подождать.

Olympics: В чем ваша мотивация выступить в Париже?

МХ: Хочу еще одно золото. У меня цель на три Олимпиады. Но пока мысли только о Париже. Уже забыл Токио. Теперь новая цель.

Olympics: Сборная ОКР по тхэквондо на Олимпийских играх выступила очень удачно. Есть ли, на ваш взгляд, потенциал для увеличения интереса к вашему виду спорта?

МХ: Конечно. Сейчас многие детки пойдут в этот вид спорта. Надеюсь, больше тхэквондо будут показывать. Возможно, раньше не было такого внимания, потому что спортсмены не завоевывали золотых медалей. Теперь с этим проще.

Olympics: Вы же сами планируете стать тренером в будущем – можете сейчас назвать несколько причин почему детям нужно заниматься именно тхэквондо?

МХ: Не скажу, что кто-то должен идти именно в этот вид спорта. Пусть дети выбирают сами. Я пошел, потому что нравилось, как дерутся ногами. Это интересный вид спорта: работа на очки. Все в нем интересно. Ставится техника, должна работать голова, а не только ноги и руки. Так что плюсов действительно много.