Евгения Медведева: «Мои фанаты ⁠— это единственная причина, по которой я все еще выхожу на лед»

Двукратная чемпионка мира по фигурному катанию о здоровье, мотивации и новом поколении фигуристок

Автор: Татьяна Рогович, Екатерина Кузнецова

Olympic Channel поговорил с серебряной медалисткой Олимпийских игр 2018 года и двукратной чемпионкой мира в женском одиночном фигурном катанииЕвгенией Медведевой. Сезон 2020/2021 года, очевидно, нельзя назвать самым простым в карьере фигуристки ⁠— и смена тренера, и обострение травм, и болезнь. Евгению на льду в этом сезоне мы видели всего дважды ⁠— на контрольных прокатах в сентябре и на показательных выступлениях после чемпионата России в декабре. Фигуристка рассказала о том, как она восстанавливается, осваивает музыкальные инструменты и в чем находит мотивацию.

Про сезон и программы: «В некоторые моменты мне приходится просто заставлять себя»

Olympic Channel: Евгения, со всеми этими сложностями и с практически потерянным сезоном, что тебе помогает психологически перезагрузиться, чтобы двигаться вперед?

Евгения Медведева: Знаете, я все время думаю об этом. Конечно, как у и всех, у меня есть какие-то цели, которые я хочу достичь. Некоторые из них очень личные, я держу их близко к сердцу. И да, с текущим положением дел очень сложно сохранять мотивацию и…

Да ладно, на самом деле я просто заставляю себя, вот и весь секрет. И иногда мне приходится собираться и быть очень жесткой с собой. Это не так, что: «Мне всегда легко кататься, ведь я так люблю фигурное катание!», — нет. В некоторые моменты мне действительно приходится просто заставлять себя. И сейчас я это делаю. Как и многие другие люди в это время.

OC: Если мы заговорили про цели, то к какому следующему соревнованию ты готовишься?

ЕМ: Единственная вещь, которую я могу сказать сейчас, ⁠— это то, что я делаю все, что могу, чтобы поправить свое здоровье и не ухудшить его. Ведь только так я смогу участвовать в соревнованиях. Так что я не могу сейчас ничего сказать про то, какие соревнования будут следующими. Ведь все иногда меняется, а сейчас особенно быстро. Но я делаю все, что от меня зависит, чтобы оставаться в форме.

Медведева и Ше-Линн Бурн во время работы над «Алегрией»

ОС: Если в этом сезоне мы все-таки увидим тебя на соревнованиях, то будут это те программы, которые мы увидели на контрольных прокатах? Или были мысли вернуться к чему-то старому или, наоборот, новому?

ЕМ: Нет, это будут «Маскарад» и «Алегрия», совершенно точно. И жалко, конечно, что сезон почти закончен, а я так и не показала свои костюмы. Пока буду держать их в секрете, но чуть-чуть приоткрою эту завесу тайны. Платье для короткой программы — белое с голубым, а для произвольной — фиолетовое… с темно-фиолетовым (смеется). Пока все.

ОС: И какова, кстати, судьба «колеса» в произвольной? Многие надеются все-таки когда-нибудь его увидеть.

ЕМ: Насчет «колеса» я все еще не уверена. Из-за всех моих травм это как-то не просто.

ОС: А какая-то из этих программ для тебя важнее, чем другая? Ближе к сердцу, так сказать. Ждешь ли ты того момента, когда сможешь уже нам их показать?

ЕМ: Да, пожалуй, со всеми моими программами мне всегда хотелось поскорее выйти на лед. «Алегрия», конечно, очень необычная. Хочется уже обе показать во всей красе, но «Алегрию» особенно.

Про мотивацию и наследие в спорте: «После Олимпиады я пыталась всем что-то доказать. Но сейчас я просто оглядываюсь назад и думаю, что я, если честно, уже все доказала»

ОC: Этот год для тебя выдался непростым, не думала завязать со спортом?

ЕМ: Я на самом деле не люблю отвечать на эти вопросы. Но, с другой стороны, мне 21, и с каждым годом становится все труднее и труднее оставаться в форме и сохранять мотивацию. Я не очень люблю это выражение — «сохранять мотивацию», но когда твое тело почти всегда болит, очень сложно вставать каждое утро и идти на тренировку, где, ты знаешь, все опять будет болеть. Но я стараюсь. И это все, что я могу сейчас сказать. Все меняется очень быстро.

ОС: Ты к своим годам уже достигла многого в спорте. Что вообще дает тебе мотивацию соревноваться на этом уровне?

ЕМ: Мои фанаты. Это единственная причина, по которой я все еще выхожу на лед. После Олимпиады я пыталась всем что-то доказать. Но сейчас я просто оглядываюсь назад и думаю, что я, если честно, уже все доказала. Я просто люблю фигурное катание, я люблю те эмоции, которые оно мне дарит, люблю видеть счастливые лица на трибунах. Я люблю реакцию публики. Это так круто слышать, как люди аплодируют и что-то кричат после моих выступлений. На турнирах мы все-таки соревнуемся друг с другом, и, давайте будем честны, ты чувствуешь себя чуточку лучше, когда зрители все-таки как будто погромче после твоего выступления по сравнению с другими. Я люблю это чувство, когда публика приветствует тебя на льду.

ОС: Если говорить о наследии, то какой след ты бы хотела оставить в фигурном катании? Какой бы ты хотела, чтобы люди тебя помнили как спортсменку?

ЕМ: Я думала об этом недавно, если честно.

Я хочу, чтобы людям и зрителям запомнилось, что я всегда боролась и преодолевала все трудности с улыбкой на лице, и никогда не опускала руки. Так случилось, что на моем пути было много препятствий, и хотелось, чтобы люди помнили, что я проходила через эти препятствия с высоко поднятой головой.

Анна Щербакова во время произвольного проката на Чемпионате России 2020 года. Фото: Ю. Комарова

Об Анне Щербаковой и других фигуристках: «Она просто была как супер-женщина, супергерой на этих соревнованиях»

OC: Какие у тебя были эмоции от чемпионата России? Это первый чемпионат, в которым ты не участвовала, да и выигрывала ты его не раз. Каково это было быть на зрительской трибуне, когда другие девочки соревновались?

ЕМ: Да, я приехала в Челябинск немного заранее перед показательными, на которых должна была выступать. И на самом деле я была впечатлена. Все знают, что у Анны (Щербаковой — прим. ОС) было много проблем со здоровьем. И она невероятная, конечно. Я горда за нее. Я ее знаю с шести лет. И она была такой крошечной крошкой. Да она и до сих пор крошечная, хоть и выросла. Я очень рада за Аню.

ОС: После того, как Анна закончила свою произвольную программу, кажется, все на арене плакали или были близки к этому. Что ты чувствовала после ее проката? Особенно учитывая, что вы снова тренируетесь вместе.

ЕМ: Тут дело такое. Не все знали о ее самочувствии до чемпионата России. И я уж точно не тот человек, который сейчас должен что-то об этом рассказывать. Но я могу сказать, что все (тренеры — прим. ОС) были в слезах, потому что знали, как сложно это все было для нее. И да, это были слезы радости, потому что она вышла из всех этих неприятностей победителем. Она просто была как супер-женщина, супергерой на этих соревнованиях.

OC: Есть ли действующие фигуристки, за которыми ты следишь? Или ты предпочитаешь отключаться от всего этого и сосредотачиваться на своем прогрессе?

ЕМ: Нет, слежу, конечно. Сейчас я смотрю за более юными фигуристками, которые уже сейчас меняют историю фигурного катания и оставляют свой след. И в России, конечно, их больше чем во всем остальном мире на данный момент. Я счастлива на самом деле, что моя страна, страна, в которой я живу, играет такую роль в мире фигурного катания.

ОС: А на кого, по твоему мнению, стоит обратить внимание? Может есть кто-то, чье имя еще даже не на слуху, а, возможно, уже сейчас понятно, что этот человек многого добьется в будущем?

ЕМ: Если честно, когда я слышу как кто-то начинает рассуждать про мое будущее в таких категориях: «Евгения будет еще долго кататься» или «Нет, она уже больше не будет кататься и закончит карьеру», «Она еще всех победит» или «Ей уже никогда не подняться так высоко» — я к таким людям никаких положительных эмоций не испытываю. Не люблю, когда говорят о таких вещах, о которых я сама понятия не имею.

Поэтому я точно не тот человек, чтобы рассуждать, что кто-то будет в топе, а кто-то нет. Ведь я просто-напросто не знаю. Я просто вижу, как все вокруг меня работают до седьмого пота. Все они.

И, например, я не знаю, что в будущем будет с Камилой, или с Анной, или с Дашей (Усачевой ⁠— прим. ОС), или с Майей (Хромых ⁠— прим. ОС). Я только надеюсь, что все будет хорошо. И, конечно, я желаю им удачи. Ситуация в мире сейчас очень тяжелая, а я бы очень хотела, чтобы они все-таки поучаствовали в таких больших соревнованиях как чемпионат мира. Я уверена, что их труд обернется там медалями ⁠— золотом, серебром или бронзой, это уж точно.

ОС: А что ты думаешь по поводу Олимпийских игр-2022 в Пекине. Как ты думаешь, у кого из других стран есть шансы на медали, учитывая, как российские девочки сейчас доминируют в этом виде?

ЕМ: Со всей этой ситуацией с пандемией я не хотела бы ничего оценивать. Одну Олимпиаду уже перенесли, а что будет в следующем феврале вообще никто не знает. Конечно, мы все надеемся, что все будет хорошо. Про другие страны мне по этой же причине что-то сложно сказать ⁠— я без понятия, что будет через полтора года. Вполне возможно, что сейчас кто-то где-то тренируется, и это великая фигуристка следующего поколения. Кто-то за это время вырастет, кто-то приготовит просто потрясающую программу. Я не думаю, что имеет смысл здесь и сейчас про это говорить. Я не знаю, что сейчас происходит в других странах, кто и как катается, какие результаты они показывают.

ОС: А что ты думаешь по поводу Камилы Валиевой, которая уже второй год показывает потрясающие результаты? И многие считают, что у нее очень большие шансы хорошо выступить на следующих Играх.

ЕМ: Мне очень нравится, как катается Камила. Мне нравятся ее прыжки, особенно когда она делает четверной тулуп с «риппоном» (выполняет прыжок с руками поднятыми наверх ⁠— прим. ОС). Это выглядит просто потрясающе, даже лучше чем без «риппона». А еще она очень милая. Она такая крошка, и все время улыбается, когда мы разговариваем. Она мне очень нравится, и я надеюсь, что на Играх она выступит отлично, но для начала ⁠— пройдет отбор. Я болею за нее, она это заслужила. Вы не можете себе представить, как много она работает.

Дуэт из укулеле и храпа французского бульдога Джерри. Источник: Instagram @jmedvedevaj

Хобби и планы на будущее: «Вижу себя только в мире фигурного катания»

ОС: Во время пандемии у всех нас появилось немного свободного времени. Появился ли у тебя какой-то новый навык за это время?

ЕМ: Так сразу в голову ничего и не приходит. Рисование сейчас я немного забросила, но мне очень нравится делать макияж. Пытаюсь в этом совершенствоваться. Так что я как будто и рисую, только на лице. А еще мы с мамой сейчас увлеклись алмазной мозаикой. Это наборы, в которых есть основа-рисунок, на которую сверху нужно приклеить такие маленькие кристаллы. В итоге получается картина, которая сверкает и блестит как платье фигуристки. Ах, да! Укулеле! Вот это то, что я начала делать именно во время пандемии. Я купила мое первое укулеле, когда я застряла весной в Японии, но это был не очень хороший инструмент. Так что по возвращению в Москву, в первый же день, когда я могла куда-то выйти после карантина, я купила себе новое укулеле. И, кажется, получается уже довольно неплохо.

ОС: У тебя столько разных хобби ⁠— и рисование, и укулеле...

ЕМ: А еще мне друг обещал подарить синтезатор. Так что еще буду и на клавишных учиться играть.

ОС: Вот, еще и клавишные. Вопрос-то про это: столько у тебя хобби и разных интересов. А где ты себя видишь в будущем при всем при этом?

ЕМ: Вижу себя только в мире фигурного катания. Ну очень много времени потратила я на развитие себя в этом виде как спортсмен. И как-то нецелесообразно отходить от этой дороги. Это может быть комментирование, может даже тренером стану. Но я не знаю, я еще не думала об этом. Сто процентов, что найдутся какие-то варианты и после завершения карьеры я не буду пропадать из виду.