Валерия Демидова: «Готовлюсь войти в топ-три на Олимпийских играх»

Обладательница Кубка мира сезона 2019/2020 по фристайлу в дисциплине хафпайп о том, как ездила на сборы со скрипкой, почему не выбрала слоупстайл и каким видом фигурного катания занималась. 

Автор: Ульяна Лепеха
Фото © 2018 Getty Images

Валерия Демидова – восходящая звезда российского фристайла – открытая, яркая, обаятельная и целеустремленная. Первая в истории россиянка, которая выиграла Кубок мира в дисциплине хафпайп. Это произошло в сезоне 2019/2020. Буквально вчера Демидова приняла участие в финале чемпионата мира. О любви к экстремальным видам спорта, нюансах хафпайпа, игре на скрипке и шансах на олимпийскую медаль Валерия рассказала в интервью Olympic Сhannel

Olympic Channel: Валерия, мы с вами беседуем накануне финала чемпионата мира, у вас нет спортивных суеверий, что перед финалом интервью давать нельзя?

Валерия Демидова: Нет, это не проблема (улыбается)

ОС: Расскажите, как прошла квалификация?

ВД: Погода подвела. Мы приехали в Аспен (чемпионат мира по фристайлу и сноуборду в дисциплинах биг-эйр, хафпайп и слоупстайл проходит в Аспене, США – прим. ОС) за два дня до соревнований, и здесь была очень теплая погода. Мы тренировались, готовились к одной погоде, а на квалификации погода была снежная и лыжи ехали плохо, из-за чего приходилось каждый спуск сыпать порошками, натирать лыжи, чтобы они ехали лучше, и каждый спуск тренер пробовал разные порошки, мы смотрели, какой будет лучше.

ОС: Всегда большое внимание уделяется обработке лыж?

ВД: Да, конечно, потому что это влияет на разгон и скорость. Но когда погода хорошая, то нам не нужно тщательно готовить и сильно плавить лыжи, потому что разгон и так будет хороший, скорости будет хватать. А если погода ухудшается или снег теплее становится, то тогда мы больше внимания уделяем лыжам, чтобы не было проблем с набором скорости.

ОС: Смотря ваши выступления, захватывает дух. Хочется спросить, вам бывает страшно при выполнении трюков?

ВД: Наверное, нет (смеется). Я начала кататься, когда была маленькая, а чем меньше возраст, тем легче начать делать трюки. Сейчас во взрослом возрасте, когда подходишь к новому трюку, ты уже готов к нему морально.

ОС: Во сколько лет вы впервые сделали трюк?

ВД: В 12 лет. Когда мне было 11, я встала на горные лыжи и с этого времени начала кататься с тренером. Мы начали пробовать прыгать в воздушную подушку, а это очень весело и прикольно. Когда ты маленький, воздушная подушка — это как батут для детей. Ты прыгаешь и думаешь: «Вау, классно!».

ОС: А почему вы в принципе решили попробовать фристайл? Где-то увидели?

ВД: Я даже не знала, что такой вид спорта есть. Я закончила с фигурным катанием и думала, что делать дальше. В этот момент знакомая моей мамы сказала, что у нее есть хороший тренер по фристайлу, мы приехали попробовать, мне очень понравилось и я решила остаться.

ОС: А в фигурном катании вы как одиночница тренировались?

ВД: Да, как одиночница… но я занималась фигурным катанием на роликовых коньках. В Европе тогда этот вид спорта уже развивался, даже соревнования проводились, а для России это было в новинку.

ОС: Креативный у вас подход к выбору спорта…

ВД: Да, у меня мама выбирала виды спорта, не знаю, исходя из каких параметров (смеется)…

ОС: А ваша мама тоже спортсменка?

ВД: Мама в прошлом лыжница, сейчас триатлоном занимается, планирует Ironman сделать.

ОС: Впечатляет! То есть у вас спортивная семья?

ВД: Мама спортсменка, папа просто папа (улыбается), он — моя поддержка. Старший брат раньше хоккеем занимался, сейчас в киберспорт подался, а для поддержания формы бегает, подтягивается.

ОС: Как папа вас поддерживает?

ВД: Поддерживает, конечно, вся семья. Но папа быстрее всех пишет, что я молодец, что я огромная молодчинка (улыбается). Когда он меня настраивает на соревнования, он говорит мне, чтобы я ехала как на тренировках, и что у меня обязательно все получится. Я к соревнованиям всегда достаточно спокойно отношусь и мне это помогает не волноваться, не переживать перед стартом. И фраза «как на тренировке» отражает как раз мое отношение к соревнованиям, потому что я стараюсь настраивать себя, что соревнования — это что-то стандартное. Иначе я могу начать переживать, нервничать, трястись, а это не очень хорошо. Поэтому я спокойна, расслаблена, все у меня хорошо.

ОС: Валерия, а мама, когда вас во фристайл отвела, знала, что вас там ждет?

ВД: Нет, она потом, когда увидела, сказала: «Если бы я знала, что ты вот это все будешь делать, я бы тебя туда не привела» (смеется). Но я росла в таком районе, что мама хотела по максимуму занять мое время, чтобы я не гуляла с теми, кто по гаражам любит побегать (смеется). И когда мы перепробовали все виды спорта, которые были доступны и по бюджету, и по времени, то выбор пал на фристайл. Это было возможно для моей семьи, да и мне в команде очень нравилось. Я пришла туда после фигурного катания, где было тяжело выдерживать психологическое давление женского коллектива. И оказалось, что фристайл – это огромная семья, где все тебя поддерживают, помогают, а еще ребята там были старше меня, и мне было интересно с ними общаться, равняться на них. И спортивный адреналин захватил, просто ух, хотелось еще и еще кататься.

ОС: Во фристайле часто бывают падения. Опасные последствия могут быть? Возникает страх упасть, травмироваться?

ВД: Падения, конечно, бывают и травмы тоже. У меня было две серьезных травмы. Первая травма случилась перед Юношескими Олимпийскими играми, когда мне было 15 лет. Я упала в Швейцарии и мне сказали, что без операции все заживет. Спустя полторы недели я приехала в Москву и сделала рентген ноги, который показал, что ничего не заживает. Мне сделали операцию, мое восстановление длилось 9 месяцев, я долго лежала в больнице и переживала, что когда вернусь в спорт, буду бояться делать трюки, что появится страх упасть.

И тогда я себе дала слово, что если появится страх упасть, то тогда нужно заканчивать, потому что прогресса не будет. Но к счастью, у меня такого не случилось, и когда я вернулась, мне не было страшно делать трюк, я была уверена в том, что я смогу его сделать. У меня нет страха травмироваться, упасть. А подход у меня такой, что если я получила травму, значит так нужно было, значит нужно было отдохнуть, подумать о том, что возможно что-то быстро идет, где-то притормозить.

ОС: А почему вы выбрали хафпайп? Во фристайле ведь много разных дисциплин.

ВД: Я изначально пришла в могул и занималась с могулистами, но в мой первый сезон в Новопеределкино построили трассу хафпайп и мы начали кататься в пайпе. И потом тренер спросил, что больше нравится. Я сказала, что мне больше нравится в пайпе, и начала кататься в хафпайпе и слоупстайле. Я выступала некоторое время в двух дисциплинах, но после травмы решила нацелиться на одну дисциплину – хафпайп. Хотя у нас есть спортсменки, которые выступают в двух-трех дисциплинах.

ОС: Почему не остановились на слоупстайле?

ВД: Потому что мне всегда было страшно кататься по перилам, каждый раз тяжело было собираться с силами и прыгать на них. А на этапах Кубка мира огромные перила, и я на них смотрю и понимаю, что «нет, я не готова». Может, если бы я с раннего детства занималась, было бы не так страшно и тяжело.

ОС: Расскажите подробнее про хафпайп, какое количество трюков вы должны сделать, они должны быть разные?

ВД: У нас 8 сторон вращения: 4 стороны вращения из стойки вперед лицом и 4 стороны вращения из стойки спиной вперед. Если брать стойку вперед лицом, то есть вращение по ходу движения, то есть вниз скрутка, потом вверх по пайпу, то же самое спиной. Плюс вращение в оси и вне оси.

В моей программе есть флэйер – это боковое сальто, в принципе это стандартный прыжок, но я его беру со сложным грэбом (держу лыжи двумя руками спереди).

ОС: То есть это вы сами придумали и это ваша «фишка»?

ВД: Да, я прыгала на батуте такие прыжки, а в прошлом сезоне мы довели его до пайпа и я начала его выполнять в программе. Этот трюк требует еще доработок, но он сильно меня отличает от других участниц.

Еще есть трюк 900 градусов, то есть 2,5 оборота. В программе обязательно должны быть вращения вне оси, в оси, из стойки спиной вперед, в разные стороны вращения. И трюки должны быть не похожие друг на друга, повторять одни и те же трюки нельзя. Здесь в Штатах пайп примерно на 6 прыжков, и вот нужно 6 разных прыжков сделать.

ОС: А как оценивается программа помимо трюков?

ВД: Также оценивается амплитуда всех прыжков, чтобы она не падала и была идентичной на всех вылетах. Оцениваются стороны вращения, дополнительно еще оцениваются грэбы – захваты лыж руками. Например, мою программу мы усложнили грэбами, из 6 прыжков у меня 4 двойных грэба, то есть в одном прыжке я беру одну или две лыжи двумя руками, и это очень хорошо.

ОС: Вы программу готовите на сезон? Или меняете под разные соревнования?

ВД: Как правило на сезон, но если между этапами Кубка мира успеваем что-то наработать, то вставляем прыжок в программу. В прошлом году программу почти не меняли, в этом году программа трюков осталась практически такой же, но мы поменяли местами прыжки, дропы (то есть заезд в хафпайп), в этом году я заезжаю в пайп с другой стороны. Изначально мы с тренером (Петр Кордюк – прим. ОС) хотели к чемпионату мира сделать сложную программу, а к Олимпийским играм еще усложнить, но из-за минимальной подготовки в связи с пандемией мы сделали немного другую программу, но довольны тем, что получилось. Потому что она достаточно сложная и сильная для топ-три.

ОС: А насколько высока конкуренция в женском хафпайпе?

ВД: За последнее время выросла. В финале сейчас 8 девочек, из них 6 точно те, кто борется за тройку.

ОС: Валерия, в прошлом году вы выиграли общий зачет Кубка мира и стали первой россиянкой в истории – обладательницей этого титула в дисциплине хафпайп. Для вас это стало неожиданностью или вы шли к этой цели?

ВД: Я изначально об этом не думала, я просто ездила на Кубки мира и хотела быть лучшей. В декабре 2019 года в Китае я выиграла этап Кубка мира и была очень счастлива. Мне дали желтую майку как лидеру сезона. Тренер тогда сказал: «Я тебе поставил задачу выиграть общий зачет, и я уверен, что ты сможешь ее выполнить!». А я узнала об этой задаче за два этапа до конца (смеется). Я себе такую цель даже не ставила, у меня была цель выиграть этап Кубка мира, стать лучшей на конкретных соревнованиях, показать хороший результат, отлично выполнить свою программу. А когда я выиграла общий зачет, подумала: «В принципе так тоже неплохо» (улыбается).

ОС: Желтая майка до сих пор ведь у вас?

ВД: На чемпионате мира не дают желтую майку, но я выступаю под первым номером.

ОС: В Китае на Кубке мира вы уже опробовали олимпийскую трассу. Что можете сказать о ней?

ВД: Она не сильно отличается от других трасс, хорошая, стандартная, но правда достаточно прохладная. Мы выступали в декабре, надеюсь, к февралю, когда будут проходить Игры, там будет теплее и комфортнее.

ОС: А каким критериям должна соответствовать хорошая трасса?

ВД: Если на дне пайпа нет кочек, а стенка комфортна для вылетов и приземлений, то это хороший пайп. Главный критерий – чтобы комфортно было вылетать со стенки, чтобы при этом не нужно было отталкиваться ногами, либо наоборот поджимать колени, чтобы приземлиться в одно и то же место. Это зависит от стены пайпа, от ее открытости. Важна высота хафпайпа, длина, на сколько прыжков его хватает. И очень важно ощущение, насколько тебе комфортно в этом пайпе.

ОС: Валерия, вы очень позитивный человек. А что-то может вас разозлить или расстроить?

ВД: Я злюсь, когда плохо проезжаю свою программу. Но злость и расстройство я стараюсь обратить себе в плюс и сделать лучше, чем я могу. На одном из этапов Кубка мира мне поставили баллы ниже, чем должны были, так как я добавила еще один прыжок, а мне поставили баллы идентичные предыдущей попытке. Меня это очень сильно расстроило и разозлило. Но ничего поделать было нельзя, у нас субъективная оценка и судья всегда прав. Я разозлилась, потом расстроилась, потом успокоилась, пересмотрела соревнования и вместе с тренером оценила, над чем нужно дальше работать. Мы начали тренироваться так, чтобы улучшить программу и в будущем быть выше в баллах. Поэтому злость и негативные эмоции идут на пользу, я разбираю свои ошибки и пытаюсь отработать, чтобы в будущем их не повторять.

ОС: Вы занимаетесь удивительным и экстремальным видом спорта, а в жизни любите экстрим?

ВД: Пытаюсь вспомнить, делала ли я что-то сильно экстремальное, наверное, нет (смеется).

ОС: А не сильно экстремальное?

ВД: Я любила в хоккей поиграть, да и сейчас если ребята позовут, пойду поиграть. На коньках люблю покататься, в волейбол поиграть, на роликах покататься спиной вперед, поворотами как в фигурном катании.

ОС: А какие у вас хобби и интересы помимо спорта?

ВД: Люблю рисовать, фотографировать. Я закончила музыкальную школу по классу скрипки, иногда бывает играю на ней.

ОС: Вы очень разносторонняя личность…

ВД: Да, но пока я занимаюсь профессиональным спортом, времени на свои хобби практически нет. Но, например, мы ездили на сбор в Швейцарию, и я брала с собой фотоаппарат, фотографировала там ребят. Фотографии классные получились, я даже удивилась, насколько хорошо у меня получилось снимать, потому что я долго не фотографировала.

ОС: Я думала, вы сейчас скажете: «Вот мы ездили на сборы в Швейцарию и я с собой скрипку брала…»

ВД: Нет (смеется), но когда я маленькая была, я ездила со скрипкой на сборы, потому что у меня экзамены в музыкальной школе были, нужно было готовиться. А ребята, с которыми я ездила, спустя годы признались, как они «восторгались» тем, как я играла: «Мы ненавидели тебя за, то что ты играла на этой скрипке!» (смеется). А я только сейчас об этом узнала, потому что когда я была маленькая, они просили меня поиграть, поддерживали. Я-то думала, что я гениально играю (улыбается).

ОС: Вы сказали, что любите рисовать, что рисуете?

ВД: Я рисую узоры в стиле хохломы, мандалы, что в голову приходит. Начала рисовать, когда получила первую травму и лежала дома и в больнице. Я рисовала, когда у меня было не очень хорошее ощущение себя и это, наверное, был способ пережить непростое время. А сейчас рисование отошло на второй план, потому что все время уходит на спорт, плюс я сейчас в университете учусь, надо сдавать диплом, сессии.

ОС: А учитесь на кого?

ВД: На тренера, но не знаю, буду ли я тренером в будущем. После окончания спортивной карьеры уже буду думать, что я дальше хочу изучать.

ОС: Что вам было бы интересно попробовать, изучить?

ВД: Мне интересна психология, я читаю много книг по этой теме. Еще мне интересен дизайн, а так как мне нравится рисовать, то возможно я хотела бы проектировать квартиры. Думаю, после окончания спортивной карьеры подамся в разные сферы (улыбается).

ОС: Напоследок вернемся к спорту. Олимпийские игры уже в следующем году. Какой у вас настрой, как оцениваете свои шансы на участие в них?

ВД: Я готовлюсь, хочу прыгнуть сложные прыжки, чтобы не было никаких вопросов и сомнений для попадания в тройку сильнейших на Олимпийских играх. Отбор начинается сейчас и продлится на Кубке мира в следующем сезоне. Я готова выступать и спокойно делать все как на тренировке, как папа говорит (улыбается). Самое главное, не переживать.

СЛЕДИ ЗА ОЛИМПИАДОЙ. БУДЬ В КУРСЕ ВСЕГО.

Бесплатные прямые трансляции спортивных соревнований. Неограниченный доступ к эпизодам. Уникальные новости и события Олимпиады