Токио-2020 | Мария Ласицкене: «После победы у меня началась истерика»

Чемпионка Игр в Токио в прыжках в высоту о тумане в голове победной истерике и ценности золотой медали

Автор: Елена Михеева
Фото © USA TODAY Sports

Мария Ласицкене завоевала для сборной ОКР золото в легкой атлетике на Олимпийских играх в Токио, покорив отметку в 2,04 метра в прыжках в высоту. Серебряная медаль отправится в Австралию с Николой Макдермот (2,02 м), бронза досталась украинке Ярославе Магучих (2 м). На пресс-конференции спортсменка сборной ОКР рассказала о выплеске эмоций на стадионе, а также призналась, что очень переживала, сможет ли набрать хорошую форму к Олимпиаде.

- Вы были очень эмоциональны после окончания соревнований. Расскажите, что чувствовали в тот момент?

- Это был очень долгий путь. Думаю, у меня была истерика, по-другому это нельзя назвать. Я безгранично счастлива, что в итоге смогла завоевать олимпийское золото. Все получилось в один момент. Это мои эмоции, моя благодарность за то, что произошло.

- У вас был сложный сезон, не обошлось без травм. Переживали, что не успеете набрать форму к Олимпиаде?

- Конечно, я переживала, боялась. Этот страх был всегда, но у меня была большая поддержка тренера, семьи, реабилитолога и врачей. Все в меня верили, я не хотела подвести и отдавала все силы на то, чтобы скорее восстановиться после травмы, возобновить тренировочный процесс, чтобы набрать хорошую форму к Играм и к финалу. Он получился очень сложным, было много лишних попыто. Но, наверное, это должно было случиться, наверное, я должна была через это пройти. Тем ценнее эта медаль.

Победные эмоции Марии Ласицкене
Фото © (c) Copyright 2021, dpa (www.dpa.de). Alle Rechte vorbehalten

- Расскажите, как прошли для вас эти соревнования?

- Я вообще ничего не помню. У меня в голове туман, настоящий туман. Ты допускаешь ошибки и говоришь себе, что не имеешь права выступать на Олимпиаде. Как ты вообще здесь оказалась? Но затем продолжаешь и продолжаешь прыгать, пытаясь соответствовать своим планам. Чувствуешь жадность и говоришь себе: «Я не сдамся, я не хочу этого делать, я справлюсь, я смогу». Должны присутствовать нервы. Должен присутствовать страх. Я смертельно боялась. В некоторые моменты меня трясло, в некоторые моменты мне казалось, что у меня отваливаются руки, а потом начинала кружиться голова… Это был настоящий ужас. Я не могу представить, как мои родители смотрели на это. Я не могу представить, как Владас (Муж, — прим. Olympics) это комментировал. Я не знаю, что произошло. Но, возможно, все эти трудности были даны мне для того, чтобы я смогла их преодолеть.

- Наверняка на вас оказывалось колоссальное давление в связи с необходимостью завоевать медаль в ситуации, когда другие члены легкоатлетической команды ОКР не смогли показать высокий результат?

- Ничего не читала и ничего не смотрела всю эту неделю, что была в Токио. Разговаривала только с людьми, которые, как я знала, не будут давить на меня. Уже понимала, какая ответственность лежит на моих плечах, поэтому приложилп все усилия, чтобы игнорировать все вокруг.