Всемирный день психического здоровья: психолог сборной США Питер Хаберл объясняет, как работает мозг спортсмена

Как сомнения Рафаэля Надаля помогают другим олимпийцам справиться с тревогой? Как просмотр Олимпийских Игр может помочь зрителям преодолеть страх перед неизвестным? Какие уроки психологи команды США извлекли из Игр-2020 в Токио? 

Автор: Marina Dmukhovskaya

Во Всемирный день психического здоровья Питер Хаберл ответил на эти и многие другие вопросы в эксклюзивном интервью Olympics.com.

Психологическое благополучие спортсменов всегда было важным в спорте, но опыт Симоны Байлз на Олимпиаде в Токио-2020 сделал эту тему предметом всеобщего обсуждения. Ранее в серии статей «Команда за пьедесталом» мы разобрали, как спортсмены готовят тело и снаряжение к предстоящим Играм.

Но как они готовятся морально? Olympics.com поговорил с психологом команды США Питером Хаберлом о важности психического здоровья и развития мышления спортсменов.

Из хоккеиста в спортивного психолога

История Хаберла началась в Австрии, где он строил карьеру хоккеиста: «Была очевидная разница между тем, когда я играл хорошо, и когда я играл не очень хорошо. Я заметил, что во многом это зависит от того, как я работал со своей психикой. Я хотел узнать об этом больше».

Это желание привело Хаберла в аспирантуру спортивной психологии Бостонского университета. Во время учебы ему посчастливилось стать стажером местной хоккейной команды. Когда тренер команды Бен Смит был назначен главным тренером женской хоккейной сборной США, он пригласил недавно получившего квалификацию психолога Хаберла помочь подготовить спортсменов к Олимпийским играм в Нагано. После того, как команда взяла историческое олимпийское золото, Хаберлу предложили присоединиться к команде психологов в Колорадо-Спрингс.

Если вам представится возможность побывать на тренировке сборной США к чемпионату мира или Олимпийским играм, вы можете заметить мужчину, у бассейна или у катка, анализирующего язык тела спортсменов и их реакцию на ошибку. Этот человек – Питер Хаберл, который теперь путешествует с командой по всему миру:

«Будь то чемпионаты Мира, Кубки мира или Олимпийские игры, я могу тренироваться с ними по утрам и быть рядом. Я слушаю и вижу, что происходит. У меня есть индивидуальные занятия со спортсменами, а также командные, на которых мы выполняем определенные ментальные практики или тимбилдинг».

Однако Хаберл подчеркивает, что не ведет разговор, а всего лишь создает нужную атмосферу для общения между спортсменами:

«Я не говорю со спортсменами. Я создаю среду, в которой они могут поговорить друг с другом, поскольку я больше работаю с командными видами спорта, чем с индивидуальными».

Трехкратные олимпийские чемпионки Мэгги Стиффенс и Мелисса Сейдеманн с персоналом сборной США в Токио
Фото © Jeff Cable Photography USA Water Polo

Исправление ошибок Токио

Хаберл признает, что его работа сейчас отличается от той, которую он выполнял до Токио-2020. Сегодня все сводится к анализу и переоценке целей команды, и основное внимание уделяется психологии спортсмена:

«Я помогаю спортсменам понять, как работает их психика, чтобы они могли работать с ней на соревнованиях. Она работает как фабрика по производству мыслей и эмоций. Однако зачастую в их мозг прокрадывается вор. Он крадет у спортсменов нечто драгоценное. Спортсмены считают, что теряется их уверенность. По моему мнению, пропадает кое-что более важное: внимание и способность концентрироваться».

Хаберл также объясняет, что из ситуации с Симон Байлз в Токио можно сделать выводы для подготовки к предстоящим Олимпиадам:

«Главный вывод заключается в том, что спортсмен – это человек. Они не супергерои, у них такая же психика, как у нас с вами. Вместе со своим телом вы можете тренировать свое сознание. Я большой сторонник тренировки психики перед Олимпийскими играми. Благодаря этому процессу вас не застанут врасплох трудности, с которыми вы можете столкнуться».

И хотя для спортсменов важна физическая подготовка, также жизненно необходимо, чтобы они тренировали психику перед любыми большими стартами:

«Спорт сейчас настолько развит, что мы очень хорошо понимаем физическую составляющую. Большинство спортсменов отлично подготовлены физически. С психологической подготовкой все не так ясно. Но качество такой подготовки действительно имеет значение на Играх».

Психологические трудности зимних видов спорта

Игры в Токио-2020 завершились только в августе, а Пекин-2022 уже не за горами, поэтому Хаберл рассказал о различиях трудностей летних и зимних видов спорта:

«Многие зимние виды спорта зависят от погоды, это создает дополнительный уровень неопределенности. И это очень опасно. Способность концентрироваться и поддерживать этот фокус здесь особенно важны».

Хаберл пытается объяснить, что психические проблемы, с которыми спортсмены сталкиваются в индивидуальных видах спорта, аналогичны тем, с которыми они имеют дело в командных видах, таких как хоккей или керлинг.

«Возможно, работать с отдельным спортсменом проще. Когда все идет не так, как надо, они не могут никого винить. Это делает их очень ответственными. Но даже одиночные спортсмены тоже являются частью команды. Они сталкиваются с динамикой команды, которая может повлиять на их опыт».

Рафаэль Надаль как ролевая модель

Как психолог, Хаберл любит ставить в пример Рафаэля Надаля. Во время тренировок он часто приводит цитату Надаля с Открытого чемпионата Франции, когда испанский теннисист сказал: «Все годы, что я играл здесь, у меня каждый раз были сомнения». Тем не менее легенда тенниса 13 раз побеждал на этом турнире.

«Когда спортсмены слышат эти примеры, они испытывают чувство облегчения. Они думают: «Я не единственный. Возможно, я тоже смогу работать с этим, не меняя свои мысли, а взяв на себя ответственность за свою концентрацию. Не мысли и чувства, а концентрация – это валюта результата».

«Он [Надаль] очень честный, настоящий, самобытный и восприимчивый. Он не боится говорить о своих постоянных сомнениях. Он понимает, как работает его ум. Спортсмены могут ставить себя на место кого-то столь же успешного, как Надаль».

Для некоторых спортсменов настоящая психологическая борьба может развернуться не в Пекине. Она может начаться еще на пути к Олимпийским играм, когда товарищ по команде становится претендентом на место на Играх.

«Олимпийские отборочные испытания – это игра, где может быть только один победитель, где не каждому удастся поехать на Олимпиаду. Иногда это становится для некоторых спортсменов жестоким разочарованием. Все дело в том, как мы определяем конкуренцию. Самая тяжелая битва ведется против самого себя. Соперничество позволяет нам раскрыть в себе лучшее. Но для того, чтобы это произошло, нам нужна лучшая конкуренция в точке, которая позволяет нам расти. Соперничество позволяет нам достигать новых высот только при наличии конкурентов».

«Давайте примем неопределенность»

Конечно, не только спортсмены испытывают на прочность свою психику. Хаберл считает, что зрители в Пекине смогут извлечь много уроков из просмотра Игр.

«Основная причина, по которой мы смотрим спорт, – это неопределенность результата. Это то, что нас привлекает. Урок, которому нас учат спортсмены – это то, что мы можем очень хорошо справляться с этой неопределенностью».

«Мы жаждем уверенности, мы хотим знать, что будет дальше. Но правда в том, что мы никогда не знаем, что произойдет. Мы можем комфортно существовать с этой неопределенностью. Это делает нас живыми людьми. Так что давайте примем неуверенность, а не будем гнаться за уверенностью в завтрашнем дне».