Михаил Коляда: «Когда понимаю, что меня слышат, тогда я счастлив»

Чемпион России и призер чемпионата мира о возвращении на международную арену, смене костюма, понятии свободы и счастья 

Автор: Татьяна Фладе

Для лучшего одиночника страны Михаила Коляды чемпионат мира по фигурному катанию в Стокгольме стал первым крупным международным стартом после длительного перерыва. В Швеции ученик Алексея Николаевича Мишина стал пятым и лучшим среди фигуристов из Европы. Вместе с товарищем по тренировочной группе Евгением Семененко, который дебютировал на мировом уровне среди взрослых, Михаил обеспечил стране третью квоту на чемпионат мира в следующем году и возможность получить третью квоту для участия в Олимпийских играх.

Оlympic Channel: Если анализировать выступление на чемпионате мира, каким будет этот анализ?

Михаил Коляда: Возвращаться всегда, как я уже говорил, сложно и интересно. Конечно же, есть недочеты, над которыми мы будем очень усиленно работать. Алексей Николаевич ведет, и я просто следую за ним. То, что он говорит, то я и делаю. Если брать в расчет произвольную программу, то изначально планировался (четверной) сальхов как первый элемент. Но все-таки тренер сказал, что катаемся с двумя тулупами. 

ОС: Как ты себя чувствовал на чемпионате мира в короткой и произвольной программе? В короткой ты попал в раннюю разминку, почти как в Бостоне в 2016-м. Там ты вообще катался в первой разминке.

МК: Сейчас попал в третью. В короткой все было хорошо, потому что я понимал, что сильнейшие ребята будут кататься дальше, соответственно, на тренировках я с ними пересекаться не буду. Это обстоятельство не создавало дополнительного волнения. Прокат получился хороший, рабочий. 

ОС: Многие спортсмены очень волнуются именно в короткой программе, потому что от нее зависит многое. Американец Винсент Чжоу, бронзовый призер прошлого чемпионата мира, например, после неудачного проката не попал в произвольную программу.

МК: Да, у него не получилось. Понятное дело, что у многих ребят не было стартов в этом сезоне кроме Гран-При, который проходил у каждого дома. Т.е. у кого-то это был второй, третий старт, четвертый... Я думаю, российским фигуристам в этом плане полегче было, потому что у меня, например, это был, кажется, восьмой старт, не учитывая контрольные прокаты. Мы достаточно много стартовали, а показывать программы на публике это не то же самое, что показывать их на тренировке. В Стокгольме выступали люди серьезного уровня, и в голове сидело, что все-таки это чемпионат мира и надо к нему, конечно, подходить с максимальной ответственностью, буквально к каждому действию. В произвольной программе получилось не все, но по эмоциональной составляющей это было лучшее выступление.

Михаил Коляда: «В Стокгольме выступали люди серьезного уровня, и в голове сидело, что все-таки это чемпионат мира и надо к нему, конечно, подходить с максимальной ответственностью, буквально к каждому действию». 
Фото © 2021 Getty Images

ОС: Еще какие положительные моменты от выступления на чемпионате мира ты можешь отметить?
МК:
Так сразу и не смогу описать, моментов много. Можно, конечно, и нужно анализировать каждое выступление, нужно думать и планировать, как двигаться дальше, что нужно для этого делать, отрабатывать стратегию.

ОС: Бабочек не было.

МК: Да. Мы же работаем как раз, чтобы их не было. 

ОС: Каким ты вообще видишь свое развитие в этом сезоне?

МК: Отвечу просто – развитие увидел, почувствовал и на этом не собираюсь останавливаться. Я только в середине июня начал работать с Алексеем Николаевичем и буду продолжать тренироваться по его системе.  

ОС: Перед чемпионатом мира вы неожиданно поменяли костюм для произвольной.

МК: Насчет костюма были противоречивые мнения. Идея его была такая – балетный тренировочный костюм. Мы не могли полностью сделать копию тренировочного костюма, потому что у балетных они другие... это просто не будет смотреться на льду. А так немножечко культурно, но вроде понятно, что сейчас будет балет. В этом костюме даже начал себя немного по-другому чувствовать. Как я говорил ранее, ко мне приходит ощущение именно самой программы от того, в чем я. Если на мне пиджак, начинаю делать какие-то движения, не характерные для меня, но это все идет от образа – какие-то манеры, микродвижения, мимика, буквально все начинает меняться. Когда надеваю новый костюм на «произволку» и смотрю на себя в зеркало, мне как будто вытянуться хочется, как будто подрасти еще на пару сантиметров. Мне костюм нравится. Посмотрел на себя через экран и понял, что если не знать меня лично, то никто и не скажет, что я 168 см. Мария (Евстигнеева – дизайнер  прим. ОС) – молодец.

ОС: А когда появился этот костюм?

МК: Незадолго до чемпионата мира. Буквально пару раз покатался в нем в «Юбилейном». Алексей Николаевич просто пришел однажды и сказал: «Будем делать новый костюм». Я сказал: «Хорошо». Созвонились, прислали экскиз, все согласовали и сшили. Мне, кстати, нравится, что костюм без единой стразы. Стразы там и не нужны. Да, может быть, он не такой легкий, воздушный как предыдущий костюм, но он тоже по-своему хорош.

ОС: Цвет первого костюма очень красивый. Но этот, серый, по-моему, тоже хорошо подходит образу.

МК: Зато контраст хороший. Лед белый, я весь серо-черный, то есть меня хорошо видно.

Михаил Коляда: «Мне нравится, что костюм без единой стразы. Стразы там и не нужны. Да, может быть, он не такой легкий, воздушный как предыдущий костюм, но он тоже по-своему хорош». 
Фото © Raniero Corbelletti/AFLO

ОС: Твоя программа «Белый ворон» стала очень популярна, ее восприняли очень хорошо. Может быть, захочешь оставить ее на следующий сезон?

МК: Не могу сейчас ответить на этот вопрос. Хочется что-то другое, хочется себя попробовать еще в каком-то образе. Думаю, что мы поменяем короткую и произвольную. Но как показывает практика, у Алексея Николаевича, скорее всего, уже есть какие-то планы на этот счет. 

ОС: Музыку для короткой в этом сезоне ты предлагал сам.

МК: Да, как-то удачно сложилось. Алексей Николаевич ее сразу принял, и не было никаких долгих споров по поводу музыки. 

ОС: А тебе какой образ ближе по характеру?

МК: Как ни странно, образ Нуреева ближе. Просто лучше чувствую именно эту музыку, акценты, каждый взмах пальцем. Я не балетный, ни разу, но почему-то именно эта программа будит во мне эмоции, которые, можно сказать, создают нечто уникальное.

ОС: Мне кажется, эта программа еще подходит тебе и потому, что она глубокая.

МК: Да, этот образ прямо за душу берет. Музыка такая проникновенная и программа, все очень удачно сложилось вместе. 

ОС: Я думаю, что «Белый ворон» очень подходит тебе еще и по другой причине. Помню, что в одном из интервью ты когда-то сказал, что в детстве чувствовал себя белой вороной. Почему?

МК: Причин много. Одна из них это спорт. Не мог просто так с ребятами после школы пойти погулять, потому что были тренировки. У всех летние каникулы три месяца, а у меня три недели. В детском садике, помню, с утра тренировался, мама потом привозила меня к обеду, обедал, ложился спать, а дети не понимали, где я был с утра. Не помню, говорил я им или нет, что занимаюсь спортом. Не могу сказать, что я какой-то не такой, нет, каждый человек уникален по-своему. Я вижу какую-нибудь ситуацию и начинаю рассматривать ее с разных сторон, иногда вижу какие-то мелкие детали, которые многие не заметили бы. С годами это стало все чаще и чаще проявляться.

Михаил Коляда: «Для меня счастье – это то, что я живу. Я счастлив, когда прихожу домой, счастлив, когда выхожу на лед. Ощущаю это состояние буквально от каждого дня и действия».
Фото © 2021 ISU

OC: Чувствуется, что у тебя есть свой взгляд на все.

МК: Это правда.

OC: Уникальность интересна.

МК: Вообще не представляю, если бы я родился, скажем, в Советском Союзе, то не смог бы смириться с тем, что у всех все одинаковое: белые рубашки, синие пиджаки, красные галстуки...

ОС: Без свободы выбора.

МК: Такое, как по мне, неприемлемо. Конечно же, я не могу совершенно точно это утверждать, поскольку родился уже после той эпохи, но судя по рассказам все так и было.

Разумеется, на какой-то промежуток времени я могу сосредоточиться и делать все одинаково.  Например, если взять тренировочный процесс, то я стараюсь делать все шаг в шаг каждый день, изо дня в день одно и то же, появляется система. Тогда я понимаю, что именно это двигает меня вперед. Но иногда душа просит полета. 

ОС: Алексей Николаевич как раз сказал, что тебе нужна была система.

МК: Он это сразу понял. А я как бы еще не понимал для чего, зачем. Думаю, что нет такого вопроса, на который он не смог бы дать ответ.

ОС: А что для тебя значит свобода?

МК: Я считаю себя свободным поэтом. Конечно же, у меня есть обязательства перед семьей, перед собой, перед тренером. В общем-то запретить мне кто-то что-то сделать не может. Для меня свобода – это свобода действий. Когда чувствую полет мысли и понимаю, что меня слышат, будь то дома или на льду, тогда я счастлив.

ОС: А что такое для тебя счастье?

МК: Для меня счастье – это то, что я живу. Я счастлив, когда прихожу домой, счастлив, когда выхожу на лед. Ощущаю это состояние буквально от каждого дня и действия.