Алексей Яшин: Понял, что стать вторым Гретцки и Лемье невозможно! Поэтому оставался самим собой, и был этим доволен! 

Вице-чемпион и бронзовый призер Олимпийских игр по хоккею – о том, как стать совладельцем клуба НХЛ, почему хоккеисту тяжело кататься в паре, и чем опасен олимпийский турнир

Автор: Игорь Гурфинкель
Фото © 2002 Getty Images

Алексей Яшин, входящий в десятку самых результативных отечественных хоккеистов в НХЛ, сегодня живет на родине и просто получает удовольствие от жизни. «Капитан Россия» дает мастер-классы на катке на Красной площади, пробует свои силы в фигурном катании, играет в теннис и встал на горные лыжи, а в свободное время летает в США, где у него своя доля в новой франшизе НХЛ – «Вегас Голден Найтс».

Сборы перед Альбервиллем запомнил на всю жизнь – понял как тяжело стать звездой

Olympics: Алексей, многие уверены, что вы – олимпийский чемпион-1992. А был ли реальный шанс туда попасть?

Алексей Яшин: Не знаю, насколько он был реален. Но я работал в тренировочном лагере сборной, вместе со всеми будущими олимпийцами. Как раз за два месяца до Олимпиады наша молодежная сборная выиграла чемпионат мира. И из нее в Альбервилль поехало четверо – Житник (Алексей Житник – прим. Olympics), Боря Миронов, Каспарайтис (Дарюс Каспарайтис – прим. Olympics) и Ковалев (Алексей Ковалев – прим. Olympics). Я же за время подготовки почувствовал, как нужно вложиться, чтобы стать олимпийцем. Эти сборы остались в памяти на всю жизнь – четыре недели вышли очень тяжелые. Я тогда и понял как нелегко стать хорошим хоккеистом, звездой.

Olympics: Если оглядываться назад, вы считаете, что поехали в НХЛ полностью подготовленным? Или то, что увидели, превосходило ожидаемое?

АЯ: Да, мы с Владимиром Юрзиновым много готовились – во время моего выступления за московское «Динамо». И данная подготовка давала определенную уверенность. Во-первых, меня ждала «Оттава» – новая команда лиги, которая только образовывалась. И, во-вторых, я приехал, когда в НХЛ выступали Гретцки (Уэйн Гретцки – прим. Olympics) и Лемье (Марио Лемье – прим. Olympics), Мессье (Марк Мессье – прим. Olympics) и Ягр (Яромир Ягр – прим. Olympics), Федоров (Сергей Федоров – прим. Olympics) и Буре (Павел Буре – прим. Olympics)... Можно называть много фамилий величайших хоккеистов в расцвете сил. Сумасшедший уровень!

Olympics: Да, суперзвезд хватало.

АЯ: Соответственно, мне было ясно, куда расти. И я понимал, что каждый большой игрок имеет определенный потенциал, но, в то же время, он индивидуален. Второго Лемье нет! Стать вторым Гретцки невозможно! Поэтому старался выжать все возможное из своего таланта, чтобы достичь определенных высот. Но все-таки оставался Алексеем Яшиным и был очень этим доволен!

Olympics: Вы долгое время были единственной звездой «Оттавы». Вокруг вас крутилась вся жизнь команды, на вас молились все болельщики этого канадского города. Это тяжело?

АЯ: Это не только мой путь, но и любой звезды. По-английски это звучит franchise player –основополагающий игрок команды. Да, это сложно, причем, в любом клубе – соответствовать определенному уровню, ожиданию болельщиков. Но всем лидерам приходится через это проходить. А значит, необходимо держать себя постоянно в тонусе, все время прогрессировать, находиться в лучшей форме.

Алексей Яшин: «Считаю, что капитан все должен доказывать своей игрой». 

Если ничего не показываешь – бесполезно разбрасывать бутылки и банки в раздевалке

Olympics: В Оттаве вы стали капитаном клуба – первым из россиян, кто был выбран постоянным капитаном. Ощущали ли к себе ревность со стороны местных хоккеистов?

АЯ: Это было решение коллектива. Я старался стать тем человеком, который помогает команде успешно играть и двигаться вперед. Отношение было разное со стороны партнеров. Кому-то нравилось, кому-то – нет. Но я не обращал внимания на пересуды, старался сконцентрироваться на своей игре, приносить пользу команде.

Olympics: Есть два типа капитанов. Первый ведет команду вперед своей игрой, другой старается «зажечь» в раздевалке, запустив бачок в стену. Какой путь вам был ближе?

АЯ: Конечно, первый. Я считаю, что капитан все должен доказывать своей игрой. Если ты ничего не показываешь, то, сколько бутылки или банки не разбрасывай по раздевалке, ребята просто тебя не будут слушать. Выходи на площадку и доказывай! Мне кажется, все равно, больше уважения к тем людям, которые своим мастерством и результатом помогают партнерам. Впрочем, не всегда даже звездам удается сплотить коллектив, а в одиночку очень сложно выигрывать.

Olympics: А идеал капитана в хоккее у вас есть?

АЯ: Если брать советский хоккей – то это Вячеслав Фетисов. Еще раньше – Борис Петрович Михайлов. А если смотреть на НХЛ – то Гретцки, Марио Лемье и Марк Мессье. Три великолепных игрока и люди очень достойные. И я старался на них равняться, когда выступал.

Olympics: Гретцки же подписал вам клюшку в своем последнем матче?

АЯ: Да, это был последний матч «Великого» в Канаде – он приехал в Оттаву со своим «Сент-Луисом». Мой одноклубник и соотечественник Игорь Кравчук выступал с ним в свое время за «Блюз». Я спросил его, что нужно сделать, чтобы клюшку получить. Выяснилось, что Гретцки всегда выходит на лед перед игрой – у него такая традиция была. И, когда Уэйн вышел, не постеснялся попросить клюшку подписать. После финальной сирены принесли с его подписью – было очень приятно!

Алексей Яшин: «Когда в 1998 году на Игры впервые профессионалы приехали – это было грандиозное событие. Но, в плане свободного времени, там все сложилось напряженно. Только прилетели в Японию, и начались матчи, матчи, матчи!»

Попав в фигурное катание, тоже пытался стать немного артистом

Olympics: Вы дебютировали на Олимпиаде в Нагано, в 1998 году. Прочувствовать олимпийский дух тогда сумели?

АЯ: Конечно, когда в 1998 году на Игры впервые профессионалы приехали – это было грандиозное событие. Но, в плане свободного времени, там все сложилось напряженно. Только прилетели в Японию, и начались матчи, матчи, матчи! Кроме хоккея удалось только один раз сходить на фигурное катание, и все! Олимпийский дух, атмосферу праздника больше прочувствовал, когда работал уже генеральным менеджером женской сборной в Сочи.

Olympics: Удалось ли тогда познакомиться с кем-то из спортсменов из других видов спорта?

АЯ: Конечно. Я всегда испытываю уважение к профессионалам из других видов спорта. С конькобежцами познакомился, до сих пор с Ваней Скобревым дружим. И с фигуристами – с Сашей Жулиным, Татьяной Навкой, Ильей Авербухом – уже много лет общаемся близко. В «Ледниковом периоде» участвовал у ребят. Попав в фигурное катание, тоже пытался стать немного артистом.

Olympics: Вы дебютировали на Олимпиаде в Нагано, в 1998 году. Прочувствовать олимпийский дух тогда сумели?

АЯ: Конечно, когда в 1998 году на Игры впервые профессионалы приехали – это было грандиозное событие. Но, в плане свободного времени, там все сложилось напряженно. Только прилетели в Японию, и начались матчи, матчи, матчи! Кроме хоккея удалось только один раз сходить на фигурное катание, и все! Олимпийский дух, атмосферу праздника больше прочувствовал, когда работал уже генеральным менеджером женской сборной в Сочи.

Olympics: Удалось ли тогда познакомиться с кем-то из спортсменов из других видов спорта?

АЯ: Конечно. Я всегда испытываю уважение к профессионалам из других видов спорта. С конькобежцами познакомился, до сих пор с Ваней Скобревым дружим. И с фигуристами – с Сашей Жулиным, Татьяной Навкой, Ильей Авербухом – уже много лет общаемся близко. В «Ледниковом периоде» участвовал у ребят.

Olympics: Кататься в «Ледниковом периоде» – в паре с Маргаритой Дробязко – было тяжело?

АЯ: К физической нагрузке при  катании я, конечно, привык. Но фигурное катание – достаточно опасный вид спорта: без защиты, без шлемов, без амуниции. Это только со стороны, кажется, что все так легко, когда профессионалы труднейшие элементы исполняют. Тем более что фигуристы – это еще и актеры. Я тоже старался стать немножко актером, не знаю, насколько это получилось.

Olympics: После ухода из хоккея у вас появилось много других увлечений в спорте – и горные лыжи, и теннис. А что вам ближе всего сейчас?

АЯ: Не назвал бы это увлечениями, но если появляется возможность, я и на лыжах с удовольствием катаюсь, и в теннис играю. Но все-таки это, скорее, общение с близкими по духу людьми. Увлечение – это немножко другое, когда ты пытаешься стать профессионалом в другом виде спорта. Есть люди, которые с утра до вечера тренируются, хотят выжать из себя максимум. У меня такой задачи нет, хочу играть в теннис или кататься на лыжах для общего развития.

Алексей Яшин: «Если появляется возможность, я и на лыжах с удовольствием катаюсь, и в теннис играю. Но все-таки это, скорее, общение с близкими по духу людьми».
Фото © Александр Щербак/ТАСС

Приобретал акции «Вегаса» не для того, чтобы мгновенно разбогатеть

Olympics: Много известных хоккеистов завершили карьеру, но никто не рискнул вложить свои средства в акции хоккейного клуба. Почему вы решили стать акционером «Вегас Голден Найтс»?

АЯ: Это не большой риск. Появилась такая возможность – связать бизнес и спорт. У меня все-таки очень маленькая доля акций, и я не могу влиять, к примеру, на подписание игроков. Не могу требовать приобрести Капризова (Кирилл Капризов – прим. Olympics) или обменять хоккеиста А на хоккеиста В (смеется).

Olympics: Почему, кстати, выбор пал именно на «Вегас»?

АЯ: Много всего. В том числе и потому, что в этом городе у меня прошла часть хоккейной жизни – выступал за клуб ИХЛ «Лас-Вегас Тандер». Но и финансовый момент имел значение. Основной инвестор Билл Фоули приобрел 60 процентов, основной пакет акций на сумму в 300 миллионов долларов. Остальные 200 миллионов выставили на продажу. И, когда мне представилась возможность свой пакет приобрести – я с удовольствием это сделал. Хотя покупал не для того, чтобы быстро продать и мгновенно разбогатеть.

«Большая непредсказуемость, и поэтому к хоккейному турниру на Олимпиаде большой интерес». 
Фото © 2002 Getty Images

Мы обыграли в Турине олимпийских чемпионов – шведов. Значит, мы их сильнее?

Olympics: Олимпиада в Нагано – до сих пор главная заноза в сердцах российских болельщиков. И, вероятно, самих хоккеистов. От первого места команду отделял только один гол…

АЯ: Я не оперирую такими мерками: разочарование, катастрофа... Да, хотелось бы выиграть: и для себя, и для ребят, и для страны. Та команда была очень дружной, ребята играли друг за друга, все сделали тогда для победы. Это очень важный момент, и в этом плане нет разочарования. Хотелось бы больше удачи, фарта, но не всегда так бывает.

Olympics: А насколько, на ваш взгляд, было реально взять золото на Играх в Солт-Лейк-Сити и Турине, где вы тоже участвовали?

АЯ: Вопрос очень сложный. Это игра! Не всегда итоговой результат соответствует силе команды. Допустим, в Турине мы обыграли команду Швеции 5:1 на групповом этапе, но медалей никаких не получили, а шведы стали олимпийскими чемпионами. Но получается, обыграв их, были сильнее? Это очень скоротечный турнир: судьбу медалей определяют четвертьфинал, полуфинал, финал. Многое зависит от того, кто на кого попал.

Olympics: Безусловно.

АЯ: Например, у нас победная встреча с канадцами в четвертьфинале Турина очень много сил отняла, и мы не смогли показать свой уровень с другими командами. А у Канады была очень мощная команда. Мое мнение, сейчас в мире есть шесть-семь сборных, которые могут в таком короткосрочном турнире, как Олимпиада, победить. И обратно. Что-то пошло не так, не получилось, всякое бывает – один матч можно в любой момент проиграть. Многое зависит от жребия – в какую группу попадешь, с кем в плей-офф встретишься. С точки зрения результата, более справедлив круговой турнир и его итоги.

Olympics: Как в старые времена?

АЯ: Да, все матчи выиграл или большую часть, и только тогда – чемпион! А в стыковых матчах можно уступить все матчи в группе, но выиграть одну – в четвертьфинале – и уже борешься за медали.

Olympics: Розыгрыш Кубка Стэнли тоже более объективен?

АЯ: Да, ведь надо одержать четыре победы в серии. А одна встреча – скользкий момент! Особенно, когда соперники приблизительно равны. Если брать олимпийский турнир в Пекине: и Канада, и США, и финны, и шведы, и чехи, и мы, и те же словаки – имеют в составе игроков высокого класса. А, значит, любая команда в любой момент может обыграть любую. Нет такого разрыва, чтобы можно было кого-то разнести с закрытыми глазами. Большая непредсказуемость, и поэтому к хоккейному турниру на Олимпиаде большой интерес.

Olympics: Все зависит от удачи?

АЯ: Да, а еще от ситуации с травмированными. У команды ОКР на сегодняшний момент непонятно, будут ли играть в Пекине два ведущих центрфорварда – Малкин и Кучеров. А это очень большая потеря. Плюс, Кузнецов дисквалифицирован. Три игрока очень сильных, которых, возможно, не удастся использовать…

СЛЕДИ ЗА ОЛИМПИАДОЙ. БУДЬ В КУРСЕ ВСЕГО.

Бесплатные прямые трансляции спортивных соревнований. Неограниченный доступ к эпизодам. Уникальные новости и события Олимпиады